ПЕРВЫЙ СТРОИТЕЛЬНЫЙ ЖУРНАЛ В РОССИИ

Журнал экспертное мнение BOREKS

Журнал "Экспертное мнение BOREKS" выпуск №1 май 2023г

Мебель с характером, Олег Паршиков

Производители
Паршиков Олег Олегович

Производственная компания «Мастерская Бруклин», с 2018 года занимаемся реализацией дизайн-проектов, изготавливаем сложную мебель из металла и массива, работаем с любыми материалами, пару лет назад в отдельное направление вывел корпусную мебель, кухни, шкафы и тп.(Мариони Мебель)

Позиционируем себя как специалистов широкого профиля, можем очень многое, от строительства ресторана под ключ до уютной детской.

Главным преимуществом считаю то, что я не стремлюсь к масштабам, вернулся в формат мастерской с личным участием в процессах, но с возможностями огромного производства.
Корреспондент- Расскажите, пожалуйста о своей мастерской
Мастерская «Бруклин» – это больше Бренд. Мы производственная компания. Сейчас наши возможности довольно обширны. Сейчас мы не похожи на маленькую мастерскую, с которой мы начинали. Но мы подходим к делу, как в небольшой мастерской, с полным погружением, вовлечением и личным участием.
Корреспондент- Почему вы выбрали такое название?
Все довольно просто. Мы начинали с мебели лофт – это дерево и металл, неаккуратные швы и неаккуратные стыки. Как говорят, «чем хуже- тем лучше». Родина стиля лофт – это американский Бруклин, где во время кризиса во время большой депрессии, люди заезжали жить в производственные здания. И я посчитал, что в этом названии будет какой-то глубокий смысл. Поэтому мастерская назвалась именно Бруклин. Сейчас мы делаем любую мебель, но отдаем дань той истории, хоть и небольшой, но шестилетней.

Хотя от стиля лофт мы давно отошли. Стиль уже давно себя изжил. Из металла мы можем сделать именно аккуратную мебель. А люди, которые до сих пор в гаражах «варят лофт», недалеко ушли.
Корреспондент- То есть сейчас в сегменте мебели вы можете сделать абсолютно все?
Более того, в реализации любого дизайн-проекта мы можем сделать что угодно. Мы уже давно вышли за рамки мебели. Сейчас это еще и стеновые панели, подоконники, ступени, двери, перегородки. Это все мы тоже делаем.
Корреспондент- А можете рассказать про интересные, любимые проекты за эти шесть лет?
Наша сильная сторона - это металл, мебель из металла. В принципе, каждый проект из металла уникален. Это многомесячный ручной труд. Мы создаем вещи, которые в России, в принципе, никто не делает. У нас довольно большое портфолио.

А самые любимые проекты… у нас есть несколько проектов кухонь полностью из металла, с дубовыми пилястрами. Одну делали для беседки одного очень известного человека в Коломне. У него там всё было заставлено рыцарями, рыцарскими доспехами, и эта кухня туда отлично вписалась. После этого было ещё несколько таких проектов, и каждый просто захватывал дух.
Корреспондент- Скажите, а как нынешнее тяжелое время отразилось на вашем производстве?
Рынок действительно сильно изменился. Количество заказов упало в принципе. Но поскольку мы работаем в сегменте премиум, мы не заметили сильного спада. Скорее поутихли желания клиентов. То есть, если раньше у нас была задача сделать дорого-красиво, то сейчас люди спрашивают, что можно поменять, чтобы сделать дешевле. Клиент стал избирателен.
Корреспондент- А есть какие-то задумки на ближайшее время? Партнерства?
Собственно, сейчас производственная компания Бруклин - это та самая история про коллаборацию. Создать сложное производство с нуля одному довольно трудно. На момент начала пандемии, у меня и у моих коллег были только небольшие мастерские. И тогда только моё умение договариваться, предлагать варианты, привело Бруклин именно туда, где мы сейчас. Сейчас производственная компания Бруклин – это порядка 12 постоянных подрядчиков. Мы связаны, мы делаем единые проекты. Потому что реализация дизайн-проектов - это сложный процесс. Это работа и с камнем, и со стеклом, и с мебелью, электрикой и т.д. Мы пытаемся быть для дизайнеров палочкой-выручалочкой, которая выполняет довольно много разных задач.
Корреспондент- Расскажите подробнее о своих партнерах, как работает ваше партнёрство
Когда архитекторы и дизайнеры присылают нам на расчет какой-то дизайн проект, мы сами обозначаем, что мы можем посчитать не только мебель, но и лестницу, входную группы, забор, ворота и т.д. Есть задача объединить вокруг себя не просто людей, которые что-то могут, а проверенных надежных людей, в которых лично я уверен. Мы все постоянно на связи, у нас есть общие чаты, мы получаем в работу дизайн проект и делим обязанности по работе над ним. Я непосредственно занимаюсь техническим надзором на каждом проекте и получаю от этого удовольствие. И мне так спокойнее. Я полностью контролирую все услуги компании.
Корреспондент- Вы во всем этом разбираетесь?
Я в общем-то всю жизнь занимался тем, что работал руками. Это богатый опыт в разных сферах – 25 лет. По сути, Бруклин - это одно производство, просто разбросанное. Я, конечно, пытаюсь всех собрать здесь, на базе. Есть каменщики, стекольщики и сварка. Но все равно физически не получается. Мы все разбросаны по одному городу.
Корреспондент- Есть предприниматели, которые говорят, что найти толковых людей на производство очень сложно
Люди действительно мало. У меня была одна история, когда полстраны в инстаграме наблюдали, как я ищу сварщиков и тестирую их. Даже в Америке люди комментировали. Вообще популярность у нас пришла после этой истории. У нее сейчас миллионные просмотры. Смысл в том, что хороший специалист всегда при деле. Он не ищет работу. И чтобы хороший профи оказался в свободном плавании - это большая редкость. Хорошего специалиста нужно либо хантить, переманивать к себе, либо заранее договариваться. Просто есть ребята-мастера свободного полета со своим оборудованием. Они не привязаны к месту, они работают над конкретными проектами. Для нас это «золотая середина»,потому что найти специалиста и привязать его к месту - это что-то из области фантастики.
Корреспондент- А если пытаться их «вырастить»?
Я много пытался взрастить специалистов с нуля. Абсолютно неблагодарное дело. Я не говорю, что это правильно. Мой опыт такой. Приходили люди, вкладывал в них силы, деньги, средства, время. А люди просто уходят и все. Поэтому, видимо, учиться нужно там, где есть поточка и большие контракты.

Что касаемо сегодняшнего производства - я не могу себе позволить взять неопытного человека, потому что материал слишком дорогой, проекты слишком дорогие, и здесь нет права на ошибку. А у нас риски огромные. Поэтому просто не до учебы. Мы все – опытные профессионалы.